September 28th, 2010

humster

о книге

Закончил читать очередной non-fiction bestseller - книгу главы "Stratfor" Джона Фридмана "Следующие сто лет. Прогноз событий XXI века". Для понимания, Фридман - известный своей нелюбовью к Советам и любым проявлением левизны аналитик-республиканец, свято верящий в величие Соединенных Штатов и несокрушимость их мощи. Частное разведывательно-аналитическое бюро "Stratfor", как я понимаю, - контора довольно авторитетная в республиканских кругах, а потому книга Фридмана отражает точку зрения консервативно настроенной части американской элиты на события обозримого будущего.

Книга очень неровная. Она хороша в начале, когда Фридман, основываясь на геополитических теориях, описывает государственные интересы основных международных игроков, и несколько посредственна в конце, где автор пытается описать события Третьей мировой войны 2050-х годов (тут действие слишком напоминает научно-фантастический роман). В своих прогнозах Фридман опирается на осознание того, что страны развиваются в соответствии со своими стратегическими национальными интересами (и при этом по сути неважно, кто стоит во главе того или иного государства) и действия игроков носят достаточно предсказуемый характер.

Прогноз на XXI век вкратце такой. Война США с исламистами скоро закончится - она фактически уже исчерпала себя (Америка не позволила мусульманским фундаменталистам возродить Халифат на базе одного из исламских национальных государств и внесла хаос в арабский мир, ударив по Ираку - в этом смысл войны). К 2020 году Россия восстановит свое влияние на большей части постсоветского пространства и попытается отдовинуть свою западную границу обратно к Берлину. Несмотря на восстановление России и ее растущую военную мощь, в 2030-е годы неизбежен распад страны на несколько небольших государств (для меня стало откровением, что желание Америки добиться распада России - это не миф путинской пропаганды). Китай не станет мировой сверхдержавой, уже в 2010-е годы там разразится сильный экономический кризис, связанный с большим количеством "плохих" долгов внутри государства (что стало следствием кланового капитализма и нерыночного распределения средств). КНР разделится на регионы, в которых будет сильно влияние различных государств.

К середине XXI века ключевыми государствами в мире станут США, Япония, Польша и Турция. Последняя расширит свое влияние до размеров прежней Османской империи и станет самым сильным государством Евразии. В ноябре 2050 года Япония и Турция, стремясь закрепить свои сферы влияния, начнут атаку на США уничтожением ее космических баз на геостационарных орбитах (базы будут уничтожаться ракетами, пущенными японцами с обратной стороны Луны). Война продлится два года и будет отличаться от WWII тем, что в ней нации не будут стремиться уничтожить друг друга - благодаря высокоточному оружию атакованы будут только военные объекты, а гражданское население почти не пострадает. Счет убитых за все время военных действий будет исчисляться сотнями тысяч человек, не более того.

США выиграют войну, наступит "золотой век", связанный с бурным послевоенным развитием технологий и появлением новых источников энергии (передача электрической энергии с орбиты при помощи микроволн). К 2100 году у США появится новый серьезный соперник - Мексика, которая превратится в новую региональную сверхдержаву.

В общем, вы примерно поняли, что к концу все скатывается в некоторый патриотический американский трэш - но все же книжка вполне достойная внимания. Хотя бы чтобы взглянуть на мир глазами консервативных республиканцев.

И еще эта книга напоминает о том, что война - неизбежная спутница человеческой цивилизации. Хотя международные отношения по Euronews и CNN стремятся казаться дружелюбными, принципы внешней политики не меняются столетиями - опора на силу, борьба за сферы влияния, силовые акции при любом серьезном столкновении интересов.
humster

будущее

Сумма технологий

Чтобы представить себе ближайшее будущее, вовсе не обязательно требовать изобретения машины времени или механизмов нуль-пространственного перемещения. Все необходимые технологии существуют и используются уже сегодня. Тотальное наблюдение становится реальностью на наших глазах. Многие страны вносят биометрические данные в паспорта своих граждан. Ходят разговоры об оснащении работников опасных специальностей радио-тегами, чтобы их было просто идентифицировать в случае смерти или травмы. Вот-вот научатся быстро считывать ДНК. Все это ведет к полному исчезновению самого понятия частной жизни (privacy). Государство де-факто будет знать о нас все, от перемещений до количества потребляемых калорий. Конечно, вторжение в частную жизнь будет прикрываться разговорами о безопасности, борьбе с терроризмом и т.п. Однако факт остается фактом – в реальном мире наша анонимность стремительно тает.

Интернет выручает

С другой стороны, скорость проникновения интернета стремительно возрастает. Прогресс можно видеть даже в России. Но в интернете, благодаря достижениям математики вообще и криптографии в частности, мы можем пользоваться шифрованием. Современные компьютеры (в том числе и карманные) позволяют работать с ключами такой длины (скажем, 4096 бит), что даже самые производительные компьютеры на службе государства потратят тысячи лет на вскрытие кодов. Ну а где шифрование – там и анонимность. Уже сегодня можно оперировать в интернете, оставаясь полностью анонимным. Можно работать, развлекаться, совершать виртуальные путешествия – все это совершенно анонимно. Для полноценной жизни в интернете нам не хватает только полностью анонимных электронных денег (об этой проблеме «ПМ» писала в июне 2003 года). Таких денег нет не потому, что они невозможны – первоначальная идея была как раз вполне пригодна для анонимизации финансовых тразакций – просто совершенно анонимные электронные деньги до сих пор не были востребованы рынком.

Гражданский и уголовный процессы

Говоря об анонимности, нельзя обойти стороной юридическую сторону дела. Как добиваться исполнения контрактов, если все участники сделки анонимны? Фридман предлагает способ, который гораздо древнее судебной системы. Там, где не помогает закон, выручает понятие репутации. Действительно, в сферах, где закона нет или он неприменим, на сцену выходит репутация. Если вы анонимно торгуете чем-нибудь, вам имеет смысл взять себе псевдоним и зарабатывать репутацию. Криптография поможет вам доказать, что ваш персонаж действительно владеет псевдонимом. Вообще говоря, Фридман очень скептически относится к уголовному законодательству – он считает, что гражданский процесс гораздо лучше подходит практически во всех случаях жизни. Ну а в интернете, где все анонимны, ничто другое и не будет работать.

Виртуальный мир

Раз уж мы упомянули виртуальные путешествия, поговорим теперь о виртуальной реальности. Сегодня это наименее разработанная из всех обсуждаемых технологий. Возьмем компьютерные игры. Лучшее, до чего додумались разработчики, – это бомбардировать глаз игрока фотонами и стучать по его ушам звуковыми волнами. С запахом тоже можно сладить, но он не имеет в нашей жизни такого же значения, как зрение и слух. К тому же игрок, сидящий за компьютером, не двигается – как бы ни кувыркался его виртуальный персонаж, игрок слегка водит руками, и это все. Но что если завтра можно будет сделать разъем на затылке, куда будет включаться оптический кабель, по которому ощущения пойдут прямо в мозг? Это будет не только и не столько революция в индустрии компьютерных игр. Изменится вся индустрия развлечений – кино будет разыгрываться не на экране, а вокруг. Сюжет фильмов будет динамически меняться в зависимости от силы, настойчивости или просто везения игрока. Но и это не все. Новое дыхание получит порнография, а это, как мы знаем, и есть настоящий двигатель прогресса – именно она помогла сформировать рынки печатной продукции, сделать выбор между VHS и Betamax, встать на ноги интернет-коммерции и платному телевидению.

Беда не приходит одна

Одна из ключевых мыслей книги Фридмана – в будущем не будет какой-то одной технологии или явления. Все описанное придет одновременно, и будущее станет неким вектором, равнодействующей всех сил. Так, технологии «реального мира» приведут к гнету государства – оно будет знать о физической стороне жизни человека абсолютно все. Но с другой стороны, интернет, шифрование и виртуальная реальность сделают «реальный мир» пережитком прошлого! Зачем выходить из дома, если увидеться с друзьями можно в мире виртуальном? И не просто встретиться в ближайшей пивной, а сходить в самый лучший ресторан Перу, где отведать фирменное блюдо шеф-повара? Зачем питаться изысканной едой в реальном мире, если все ощущения передаются прямо в мозг? Можно сильно сэкономить, покупая бобы или кашу (не пренебрегая витаминами, конечно). Но зачем нужна квартира, если вы все равно там не «живете»? Чем плоха капсула, вроде японских гостиниц, где будут все необходимые «удобства»? Да и вообще, зачем нужна еда, если можно жить в питательном растворе? На первый взгляд, нарисованная картина ужасна. Но вдумайтесь – не этого ли хочет человечество – идеальный мир, который каждый может перекроить под себя, без боли и страха, нужды и войн?
humster

gadjets

The following is an article from the October 15, 2010 issue of Rolling Stone.

We arrived at the southwest gate of the white house a little after one o'clock on the afternoon of September 17th. It was a warm fall day, but the capital felt quiet and half-empty, as it does on Fridays at the end of summer, with Congress still in recess. Rolling Stone had interviewed Barack Obama twice before, both times aboard his campaign plane — first in June 2008, a few days after he won the Democratic nomination, and again that October, a month before his election. This time executive editor Eric Bates and I sat down with the president in the Oval Office, flanked by busts of Abraham Lincoln and Martin Luther King Jr. The conversation stretched on for nearly an hour and a quarter. The president began by complimenting my multi-colored striped socks. "If I wasn't president," he laughed, "I could wear socks like that."

When you came into office, you felt you would be able to work with the other side. When did you realize that the Republicans had abandoned any real effort to work with you and create bipartisan policy?
Well, I'll tell you that given the state of the economy during my transition, between my election and being sworn in, our working assumption was that everybody was going to want to pull together, because there was a sizable chance that we could have a financial meltdown and the entire country could plunge into a depression. So we had to work very rapidly to try to create a combination of measures that would stop the free-fall and cauterize the job loss.
Collapse )
Info Rolling stone.