March 2nd, 2010

humster

Annie Leibovitz

Как-то, говоря о своем старшем коллеге Ричарде Аведоне, Энни Лейбовиц заметила, что он был очень коммуникабелен, подолгу беседовал со своими моделями, выявляя их сущность, заставляя забыть о позировании. «А я не могу разговаривать. Я ищу тему», – сетовала она. Это отличает Лейбовиц не только от Аведона, но и от подавляющего большинства успешных фотографов. Едва ли не основным умением портретистов считается способность разговорить модель, вызвать те или иные эмоции, заставить забыть о фотоаппарате. Лейбовиц не обладает этими способностями, и … приходиться признать, прекрасно без этого обходится. Вместо этого она использует метод, который можно с известной степенью условности назвать псевдо-репортажным.

«Во время обучения в Сан-Франциско я серьезно изучала фоторепортаж а-ля Роберт Франк или Картье-Брессон. ... Работая для "Rolling Stone", я очень интересовалась журнализмом и полагала, что именно этим я и занимаюсь, но это было не так. Для меня было более важным иметь возможность выразить свою точку зрения. Поэтому я, в конце концов, стала называться "Портретным фотографом". В портрете фотограф может настаивать на своей точке зрения», – рассуждала она в одном из многочисленных интервью.

Здесь хочется поспорить – журналист тоже может иметь (и очень часто имеет) свою точку зрения и более чем достаточно средств для ее выражения: для примера достаточно взглянуть на работы тех же Роберта Франка и Анри Картье-Брессона. Тем не менее, основная мысль фотографа вполне понятна – она старается свести управление моделью к необходимому минимуму, достаточному для того чтобы подчеркнуть найденную «тему» и отстоять свою «точку зрения», в остальном пытаясь честно фиксировать действительность. «Такая фотография, может быть, не отражает объективную реальность, но дает представление о ней», – настаивает она. Тема эта не нова: право (или даже обязанность) фотографа иметь и материализовать в фотографическом изображении свою точку зрения обосновывал в первой половине XX века выдающийся российский фотопортретист М.С.Наппельбаум в книге «От ремесла к искусству». Справедливости ради следует отметить, что существует и прямо противоположное мнение: так, например, другой знаменитый фотограф А.М. Родченко в статье «Против суммированного портрета за моментальный снимок» говорил о необходимости фиксировать человека, а не пытаться суммировать в одном изображении свое представление о нем.

Так или иначе, метод, который я выше назвал псевдо-репортажным, успешно использовали многие великие и не очень фотографы. Доказала свою состоятельность и героиня настоящего очерка – она по праву считается одним из наиболее талантливых фотографов в сегодняшней Америке, да и во всем мире.
humster

Annie Leibovitz

Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) – ее настоящее имя Анна-Лу (Anna-Lou), но все и всегда ее звали Энни – родилась 2 октября 1949 года на северо-востоке США в штате Коннектикут. Она была третьей из шести детей в семье подполковника воздушных сил и учителя современных танцев. Из-за служебных обязанностей отца они часто переезжали с места на место, нигде не задерживаясь надолго. Позже Энни усматривала в этом образе жизни нечто похожее на фотографический акт: «Что-то становится частью твоей жизни на очень короткое время, а потом ты уходишь навсегда».

Она всегда интересовалась искусством и, окончив среднюю школу, поступила в Сан-францисский художественный институт. Фотографией она увлеклась во время поездки в Японию после второго курса, и после возвращения записалась на вечерние курсы фотографии. А еще несколько месяцев спустя бросила институт и уехала в Израиль. Полгода Энни жила в кибуце (сельскохозяйственная коммуна), работала в археологической экспедиции на раскопках дворца царя Соломона, попутно много фотографировала. Позже она вспоминала, что решение стать профессиональным фотографом пришло к ней именно в Израиле. А после того как на глаза ей попались несколько номеров журнала «Rolling Stone» с фотографиями музыкантов девушка поняла, чему хочет посвятить свою жизнь.

В 1970 году Лейбовиц познакомилась с основателем и главным редактором «Rolling Stone» Дженом Уэннером. Впечатленный ее работами Уэннер дал ей первое задание и 21 января следующего года ее фотография украсила обложку журнала. Несколько лет спустя она стала главным фотографом «Rolling Stone» – в то время это был уже один из самых модных журналов в музыкальном мире, среди музыкантов велось своеобразное соревнование за попадание на обложку. В 1970-х годах Энни Лейбовиц сделала множество снимков ставших иконами музыкальной фотографии. Ее позировали Боб Дилан, Боб Марли, Патти Смит, множество других суперзвезд. В 1975 году она была официальным фотографом группы Rolling Stones во время их американского турне.

8 декабря 1980 года по заданию журнала Энни Лейбовиц фотографировала Джона Леннона и Йоко Оно в связи с выходом альбома «Double Fantasy». Съемка была не из легких, ей приходилось все время менять планы и начинать заново. Сначала она собиралась сфотографировать одного Джона, но он потребовал, чтобы супруга была рядом. Энни попросила их раздеться, но Йоко категорически отказалась обнажаться ниже пояса. Нечего и говорить, фотограф была несколько разочарована. Она решила оставить Йоко Оно полностью одетой и попросила их лечь на диван, еще не очень представляя, что хочет получить в конечном итоге. Но дальше все пошло как по маслу: «Он свернулся калачиком рядом с ней и это смотрелось очень, очень круто», – вспоминала она позднее, – «Я не могла отделаться от чувства, что она очень холодная женщина, а он как будто пытается ее удержать. … Мы с интересом разглядывали первый Поляроид, они оба были очень взволнованы. Джон сказал: "Пообещай мне, что это будет на обложке"».

Это была последняя фотография Джона Леннона (точнее сказать, последняя сделанная профессиональным фотографом), через пять часов после фотосессии знаменитый музыкант был убит. Энни Лейбовиц выполнила его поручение: фотография была напечатана на обложке «Rolling Stone», а в 2005 году завоевала первое место на конкурсе «Лучшая журнальная обложка за последние 40 лет». Второе место на конкурсе заняла обложка «Vanity Fair» за август 1991 года. Фотографию для этой обложки (обнаженная Деми Мур на восьмом месяце беременности) тоже сделала Энни Лейбовиц.

В «Vanity Fair» – самый «звездный» журнал планеты – Энни перешла в 1983 году, а в начале 1990-х, став одним из самых знаменитых, востребованных и высокооплачиваемых фотографов в мире, открыла собственную студию в Нью-Йорке. Она работает во многих жанрах: обнаженная натура, пейзаж, натюрморт, интерьерная съемка, репортажные и жанровые зарисовки ... Но, пожалуй, главный ее дар – это фотопортрет и в этом жанре она достигла больших вершин. Ей позировали певцы и музыканты, актеры и художники, писатели и политики; список знаменитостей, которых она фотографировала, занимает несколько страниц текста. В 2007 году вышел небольшой конфуз: английская королева Елизавета Вторая попросила Лейбовиц фотографировать себя во время путешествия в Виржинию, а та в ответ попросила свою венценосную модель снять корону – хорошо еще не раздеться. Королева послушалась, но, если верить сообщению BBC, пришла в ярость, которую позже вылила на своего помощника.

В 1989 году знаменитой американской писательнице Сьюзан Зонтаг потребовалась фотография для суперобложки готовящийся к выходу книги «СПИД и его метафоры» («AIDS and Its Metaphors») и она обратилась к Лейбовиц. Нужно сказать, что Зонтаг живо интересовалась фотоискусством, ее книга «О фотографии» («On Photography») вышедшая в 1977 году получила престижную премию Национального совета литературных критиков. Книга эта и в самом деле очень легко и интересно написана, остается только сожалеть, что она до сих пор не издавалась на русском языке. Кроме этого Зонтаг принадлежат еще несколько исследований в области фотографии: «Магический фашизм» («Fascinating Fascism», 1974) о творчестве Лени Рифеншталь, «Когда мы смотрим на боль других» («Regarding the Pain of Others», 2003) и ряд других.

Влияние знаменитой писательницы на не менее знаменитого фотографа трудно переоценить. «Ты хороша, но можешь быть еще лучше», – сказала Зонтаг во время одной из их первых встреч и Лейбовиц в прямом смысле слова делала все, чтобы заслужить ее одобрение. В 1993 году Энни отправляется в Сараево во время военных действий – она никогда не ввязалась бы в подобную авантюру, если бы не влияние подруги. Там она сделала одну из самых грустных своих фотографий «Велосипед мальчика убитого снайпером» («Fallen Bicycle of Teenage Boy Just Killed by a Sniper»). «Я ехала фотографировать Мисс Сараево, вдруг раздался выстрел и прямо перед моей машиной упал мальчик на велосипеде. Мы повезли его в госпиталь, но он скончался по дороге», – рассказывала она.

В 1999 году Зонтаг и Лейбовиц выпустили книгу «Женщины» («Women») — своеобразный портрет представительницы прекрасного пола конца XX века. В книге около двухсот фотографий: учителя и солдаты, космонавты и шахтеры, артисты и политики, дочки и матери, разных национальностей, вероисповеданий, возрастов, различного цвета кожи, известные и не очень, красивые и ... еще более красивые, одним словом, Женщины. Позже Энни признавалась, что места в альбоме на всех не хватило – там нет даже автопортрета фотографа.

До недавнего времени личная жизнь Энни Лейбовиц мало кого интересовала. Когда в октябре 2001 года 51-летняя женщина родила первого ребенка, никто и не догадывался о том, кто может быть отцом девочки. Все изменилось после смерти Сьюзан Зонтаг в конце 2004 года, когда еженедельник «Newsweek» сообщил, что двух женщин связывали не только деловые и дружественные отношения. Несколько позднее Энни призналась, что отцом ее ребенка был писатель Дэвид Рифф – единственный сын ее покойной подруги. В 2005 году Энни стала матерью еще двух детей, на этот раз рожденных с помощью суррогатной матери. И хотя дети занимают почти все ее время («Я чувствую себя как директор летнего детского лагеря», – усмехается Энни), она находит время и для любимого дела – фотографирует, устраивает выставки, издает книги.

Ее последний фотоальбом «Жизнь фотографа: 1990-2005» («A Photographer's Life: 1990-2005») содержит более двух сотен личных фотографий Энни – своего рода визуальный дневник, крик души, исповедь – вперемешку с сотней или около того изображений мира моды, гламура и знаменитостей. «У меня только одна жизнь и все мои фотографии – личные и сделанные по заданию – часть этой жизни», – написала она в предисловии. Ей конечно виднее, но для постороннего человека, это два совершенно раздельных мира, иногда трудно поверить, что снимки делал один и тот же фотограф в один и тот же период времени. «Книга обязана своим рождением моему горю», – признавалась автор, имея в виду смерть Зонтаг и своего отца который умер в начале 2005 года. И опять хочется не согласиться, далеко не все работы фотографа несут этот отпечаток – более того, глядя на них убеждаешься, что для того чтобы нести радость жизни фотография вовсе не обязательно должна быть гламурной, или как сейчас принято говорить «попсовой».
humster

Annie Leibovitz

Anna-Lou "Annie" Leibovitz (pronounced /ˈliːbəvɪts/; born October 2, 1949) is an American portrait photographer whose style is marked by a close collaboration between the photographer and the subject.
humster

10 ПРИЗНАКОВ ПРОФЕССИОНАЛА

В современном мире значение профессионализма трудно переоценить. Его добиваются, о нем мечтают, ему завидуют, о нем слагают мифы, как раньше о романтической любви. Из чего же состоит профессионализм? Что нам помогает и что мешает им овладеть и насладиться?

1. Знания
Знания – основа основ профессионализма. Они позволяют ориентироваться в своем деле и говорить с коллегами на одном языке. Если человек может спеть любую мелодию, но не знает нот, он будет самородком, талантом или, может быть, даже гением, но не профессионалом. Неизбежно в своей профессии мы время от времени сталкиваемся с тем, что чего-то не знаем, тогда важно знать, где недостающее знание добыть или хотя бы в какой стороне его искать.

2. Опыт
Это второй краеугольный камень профессионализма. В процессе обучения мы то идеализируем свои знания, то обесцениваем их. Так, многим студентам медицинских вузов на одной стадии обучения кажется, что они могут вылечить все, а на другой – что они совершенно беспомощны и почти ничем не могут помочь своим пациентам. Опыт позволяет выработать реалистическую оценку своих возможностей, почувствовать себя уверенно, а не двигаться постоянно по этому маятнику от ощущения своей грандиозности к полной никчемности и обратно. Некоторым людям в силу своих личностных особенностей трудно выйти из этой дилеммы. Предъявляя себе нереальное требование выполнять любую задачу идеально и опасаясь, что так не получится, они застревают и не делают ничего, лишь бы не допустить ошибку и не испытывать за нее непереносимый стыд. В тяжелых случаях такого застревания опыт может не помогать, тогда показано обращение за психотерапевтической помощью. Очень квалифицированные, опытные и целеустремленные профессионалы могут сталкиваться с таким препятствием в своей работе. После успешной терапии они двигаются по своему профессиональному пути свободно и легко, как будто несли тяжелый чемодан без ручки, а потом оставили его на обочине и пошли дальше налегке.

3. Способность учиться на ошибках
Как положительный, так и отрицательный опыт очень важен. Учиться на своих и чужих ошибках необходимо и естественно, это часть нашей человеческой природы. Профессионал – не тот, кто не делает ошибок, а тот, кто ошибки делает редко, их признает и использует для дальнейшего продвижения в своем мастерстве. Если способность видеть свои ошибки замыливается, профессионал проникается верой в свою непогрешимость, такая потеря бдительности чревата неприятностями. Это похоже на то, как пик автомобильных аварий приходится на второй год вождения, когда водители склонны поверить, что теперь-то с ними ничего случиться не может, и проявляют меньше осмотрительности.

4. Хорошие коммуникативные навыки
Как общаться с недовольным клиентом, что сказать срывающему урок ученику, как доказать директору, что в класс нужно купить новое оборудование – с подобными вопросами сталкивается любой профессионал. И тогда исход ситуации во многом зависит от нашего умения контактировать с разными людьми в разных условиях. Если мы чувствуем, что таких навыков у нас недостаточно, это поправимо, можно понаблюдать за успешными коллегами, пойти на тренинг, в терапевтическую группу или почитать соответствующую литературу.

5. Жизненная сила
Чтобы окружающие видели в нас профессионалов, совершенно необходимо присутствие нашей жизненной силы. Мы можем быть сколь угодно опытными и знающими, но если мы выглядим вяло и безжизненно, люди не чувствуют, что от нас могут что-то получить. Не один раз замечала в работе со своими клиентами, что если в терапии удается восстановить прерванный поток жизненной силы, то человек получает большее профессиональное признание. Опыт и знания остаются теми же, а жизненная сила позволяет их транслировать другим.

6. Вовлеченность
Моя клиентка, преподаватель зарубежного университета, с большим удовольствием занималась научными исследованиями, а к преподаванию относилась как к досадной повинности. Она добросовестно готовилась к занятиям и искренне старалась как можно более полно, логично и наглядно передать свои знания и опыт, но отзывы студентов о качестве преподавания оставляли желать лучшего. В ее занятиях присутствовало все теоретически необходимое, но не было ее самой, ее живого интереса к процессу. Как только появился живой контакт с аудиторией здесь и сейчас, студенты тотчас же это отметили, а у клиентки прошла неприязнь к преподаванию.

7. Способность разграничивать ответственность
Мой клиент был признанным профессионалом в своей области и по совместительству преподавал в вузе. По отношению к студентам часто испытывал гнев и раздражение. Он негодовал, когда студенты пропускали занятия, болтали на лекциях, не делали домашние задания и выпрашивали хорошие оценки, по упомянутым поводам возникали долгие и непродуктивные пререкания. В терапии выяснилось, что клиент брал на себя избыточную ответственность за действия студентов, усыновлял и удочерял их, как будто они были грудными младенцами, а он их кормящей матерью. Любой промах студента он воспринимал как упрек в свой адрес, как признак того, что он недостаточно хорош и ценен. Когда удалось корректно разделить ответственность, преподавание пошло легко. Студенты перестали пререкаться, так как увидели перед собой преподавателя, уверенно действующего в пределах своей ответственности и спокойно оставляющего им их часть ответственности за учебный процесс.

8. Самоуважение и забота о себе
Желательно, чтобы профессионал умел не только отдавать свои знания и опыт, но и получать справедливое вознаграждение за свою работу. Иногда может быть необходимо провести переговоры об улучшении условий труда, курсах повышения квалификации или участии в конференции. Если молчать и мечтать о том, что руководители сами прочтут наши мысли, это может никогда не произойти. Если мы этого ожидаем, тогда мы неправомерно передаем ответственность за нас другому лицу и становимся излишне зависимыми. Мы как будто предлагаем усыновить или удочерить нас и без слов понимать наши потребности. Нарушение границ ответственности часто встречается одновременно в обе стороны, когда мы и сами кого-то усыновляем, и себя кому-то предлагаем усыновить.
Самоуважение проявляется также и в нашем внешнем виде. Ученые-этологи выявили, что голуби, находящиеся на нижних ступенях иерархии в стае, не ухаживают за своим опереньем и выглядят взъерошенными, хотя имеют такие же возможности следить за собой, как и их сородичи, по этому признаку их статус в стае очень легко определяется. В человеческом обществе тоже встречают по одежке. Если мы не следим за своим оперением и позволяем себе вести занятия в лыжном свитере в катышках, то первое впечатление у окружающих будет сомнительным, скорее всего, им будет нас немного жаль, что мало ассоциируется с профессионализмом. Исключение составляют те случаи, когда наш профессионализм столь высок, а харизма столь мощна, что внешние признаки статуса уже не важны.

9.Способность сотрудничать и преодолевать свою инерцию
Всем нам когда-то было два года и мы проходили ту стадию развития, когда ребенок на все требования родителей говорит «нет» и тем самым отстаивает свою автономию. Если эта стадия пройдена успешно, тогда нам в дальнейшем достаточно легко сотрудничать с другими и выполнять в срок то, что требуется в нашей работе. Если же стадия пройдена неудачно, возникает фиксация на ней, мы, сами того не желая, постоянно боремся с собой и другими. В этом случае нам очень трудно выполнить поставленную задачу в срок, это бессознательно воспринимается как потеря себя. Энергию протеста необходимо перевести в энергию сотрудничества. Если не получается самостоятельно, можно получить психотерапевтическую помощь.

10. Постоянное развитие
Повышение своего профессионального уровня – бесконечный процесс. Поэтому так важно, любим ли мы свое дело. Плодотворная деятельность может даже замедлять процесс старения, не говоря уже о том, что приносит радость и удовлетворение. Вместе с тем, бесконечные перспективы профессионального развития таят в себе и опасную сторону. Если кроме работы в нашей жизни нет ничего значимого, мы можем работой заполнять пустоту, утолять боль и снимать тревогу. Трудоголизм – способ ухода от мира и от себя, еще и социально одобряемый в отличие от алкоголизма, наркомании и тому подобных. Если мы замечаем признаки саморазрушения в нашей профессиональной деятельности, тогда стоит остановиться и задуматься, действительно ли мы хотим уработаться насмерть или готовы рискнуть посмотреть на себя и научиться наслаждаться и другими сторонами жизни.